Преподобный Серафим
Из всех угодников Божиих, Преподобный Серафим как-то особенно близок нам. Это было всегда. А последние годы достигло необычайной силы.
Почему так близок нам Преподобный Серафим? Икона Прп. Серафим
Ни в одном угоднике Божием так не воплощается дух нашего православия, как в образе убогого Серафима, молитвенника, постника, умиленного, всегда радостного, всех утешающего, всем прощающего Старца всея России.
Он близок нам потому, что он кровь от кровей наших и плоть от плоти нашей. Он – это мы сами, но поднятые из грязи, очищенные подвигом, просветленные благодатию Божией. Он не только близок нам, он нам родной.
Так было всегда.
Но человек ценит и с особою силою чувствует то, чего ему не хватает. И святость Преподобного Серафима стала особенно близка и необходима русскому народу в эпоху нравственного упадка. Ныне исполняются слова Преподобного Серафима, сказанные им Мотовилову.
Оправдываясь, что до канонизирования для себя называет Преподобного Серафима «угодником Божиим», Мотовилов говорит:
– Но о канонизировании великого старца никого не просил и не прошу, ибо сам он при жизни своей из уст в уста мои сказал и в сердце запечатлелись слова его, что Господь не иначе воздвигает святых своих, заставляя Церковь свою канонизировать их, как только тогда, когда она в членах своих тяжко страдает каким бы то ни было нечестием.
Вот потому-то мы как бы вновь открываем мощи Преподобного Серафима, как бы вновь прославляем их, через 25 лет после причисления его к лику святых.
/…/ Основная черта духовного облика Преподобного Серафима, – его постоянное умиление, радостность, веселость.
«Когда в сердце есть умиление, тогда и Бог бывает с нами».
В сердце его всегда было умиление, потому и Бог всегда был с ним.
«Радость моя, что нам унывать. Погляди какой у нас собор-то будет». – При этом, бывало, поднимет ручки да и скажет:
«Во, во, матушка, чудный собор. Вельми, матушка, чудный». И сделается при этом личико его необыкновенно светлое, благодатное, и станет он такой веселый и радостный, точно весь уйдет в небеса. Даже жутко станет глядеть на него». С необычайной силой и ясностию это состояние благодатной радостности нам открыто в одной из бесед Преподобного Серафима с Мотовиловым. Вот в отрывках этот главный момент беседы.
– Истинная цель жизни нашей христианской есть стяжание Духа Святаго Божьего. Пост же, бдение, молитва, милостыня и всякое Христа ради делаемое добро – суть средства для стяжания Святаго Духа Божьяго.
– Каким же образом, – спросил я Батюшку о. Серафима, – узнать мне, что я нахожусь в благодати Духа Святаго?
И когда Мотовилов не мог уразуметь ответа, Преп. Серафим взял его весьма крепко плечи и сказал:
– Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобою, что же Вы глаза опустили, что же не смотрите на меня.
Я отвечал:
– Не могу смотреть, потому что из глаз Ваших молнии сыпятся. Лицо Ваше светлее солнца сделалось, и у меня глаза ломит от боли.
И далее Преподобный Серафим спрашивал:
– Что же чувствуете Вы теперь?
– Необыкновенно хорошо.
– Да как же хорошо-то, что же именно-то?
Я отвечал:
– Такую тишину и мир в душе моей, никаким словом-то выразить не могу.
И дальше:
– Что же Вы еще чувствуете?
Я отвечал:
– Необыкновенную сладость.
– Что же Вы еще чувствуете?
Я сказал:
– Необыкновенную радость в сердце моем.
И он продолжал:
– Когда Дух Божий приходит к человеку и осияет его полнотою своего наития, тогда душа человека преисполняется неизреченною радостию.
– Что же еще чувствуете Вы, Ваше Боголюбие?
Я отвечал:
– Теплоту необыкновенную.
Преподобный Серафим сказал:
– Состояние, в котором мы оба с Вами теперь находились, есть то, про которое сказал Господь: «Суть неции от здесь стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Царствие Божие пришедшее в силе», вот что значит быть в полноте Духа Святого.
Преподобный Серафим молился перед иконою Божией Матери «Умиление». И Владычица призвала его, наименовав высоким званием «сей из рода нашего»... Чувством умиления и радостного восторга так обильно напоены и пророческие слова Преподобного:
«Небесная Царица, батюшка, – сказал Прот. Василию Садовскому, – Сама Царица Небесная посетила убогого Серафима и во радость-то нам какая, батюшка. Матерь-то Божия неизъяснимою благостию покрыла убогого Серафима.
«Любимиче мой, – рекла Преблагословенная Владычица Пречистая Дева. – Проси от меня чего хощещи». – Слышишь ли, батюшка, какую нам милость-то явила Царица Небесная».
И угодник Божий весь так сам и просветлел, так и сиял от восторга:
– А убогий-то Серафим, Серафим-то убогий и умолил Матерь-то Божию о сиротах своих, батюшка. И просил, чтобы все, все в Серафимовской пустыне спаслись бы сироточки, батюшка. И обещала Матерь Божия убогому Серафиму сию неизреченную радость, батюшка».
Мы читаем эти слова Преподобного Серафима, и нам кажется, что мы слышим самый голос его, видим его живым пред собою. В белом полотняном балахоне, в кожаных рукавицах, в кожаных бахилах, поверх которых надеты лапти, в поношенной камилавке, с крестом на шее, которым благословила его родная мать.
И самих нас охватывает чувство умиления и радости, что не только жил когда-то среди нас угодник Божий Преподобный Серафим, но что и ныне он живет среди нас, слышит молитвы наши, утешает нас, исцеляет и вразумляет.
Прот. Валентин Свенцицкий
 
Назад
На первую страницу
Вперед