ВВЕДЕНИЕ
Ведомым и неведомым труженикам-подвижникам
на поприще Святого Православия в пределах
нынешней Таллиннской епархии посвящает автор
свой скромный труд
История православия в Эстонии является неотделимой частью истории Русской Православной Церкви. Православие никогда не было здесь главенствующей религией, но значение его выходит далеко за рамки, ограниченные, казалось бы, неумолимой статистикой. Определяющим стало не число верующих, а то глубокое, поистине удивительное воздействие, которое оказало православие на духовный склад эстонцев, независимо от их нынешнего вероисповедания.
Православию принадлежит особое место в исторических судьбах всего Прибалтийского края, где оно вступило в прямое соприкосновение и борьбу с католичеством и протестантством и где три христианских вероисповедания проявили себя в одних и тех же жизненных ситуациях и в реальном взаимоотношении друг с другом. Здесь в течение нескольких веков решались многие вопросы, которые в наши дни приобрели особую актуальность и остроту, но уже в масштабе всей ойкумены.
К сожалению, нужно признать, что история православия в Прибалтике изучена мало и не было даже попыток кратко обобщить эту проблему. Есть несколько работ добросовестных исследователей, изучивших отдельные периоды истории, в особенности в Латвии. Следует отметить таких тружеников на этой ниве, как протоиереи Н. Лейсман, А. Поммер, К. Тизик, С. Сахаров. Период возникновения христианства в Прибалтийском крае подробно рассматривается Г. Трусманом. Его книга «Введение христианства в Лифляндии» хотя и содержит много спорных оценок, тем не менее дает богатый фактический материал.. Фундаментальные исследования отдельных периодов XIX в. принадлежат перу известных эстонских историков Х. Круусу и Г. Яннау.
В то же время авторы многих исторических исследований, особенно прибалтийские немцы, как в прошлом столетии, так и в наше время затратили много сил, чтобы оправдать неприглядную роль немецкого рыцарства и дворянства, а также западных религий в истории края. Католицизм и лютеранство в огромной степени способствовали многовековому угнетению и порабощению прибалтийских народов, проповедуя покорность, католические священники и пасторы часто брали в руки плеть и меч вместо креста. Однако многие зарубежные исследователи в своих работах пытаются представить католичество и лютеранство в виде основных сил, способствовавших приобщению прибалтийских народов к западной культуре. Они никогда не упускают случая лишний раз подчеркнуть, что православие в Прибалтике способствовало лишь русификации края, насаждению «варварской восточной» культуры и веры, чуждых, по их утверждению, местному населению.
И все же реальная история православия в Эстонии еще раз подтверждает, что православное вероучение всегда оставалось вероисповеданием, утверждающим мир и братство, и не навязывалось принуждением, хитростью и страхом. Оно способствовало просвещению и поддерживало национальные интересы, защищало местное население от посягательства иноплеменных поработителей, принесших в край католичество и протестантизм. Благодаря православию эстонцы впервые осознали себя не просто «maarahvas» – деревенскими жителями, а народом, имеющим равные с другими права. Показать и доказать это на конкретном историческом материале – задача и цель книги, ведь попытки фальсификации истории Прибалтики продолжаются и по сей день.
Недостаточное знание истории распространения и утверждения православия в своем крае ведет к тому, что даже православные пастыри не всегда могут аргументировано опровергнуть то, что заведомо искажается в угоду тем или иным целям. Желание восполнить этот пробел явилось основной причиной, побудившей автора предпринять данное исследование.
Решение обратиться к истории православия на Эстонской, а отчасти – и шире – Прибалтийской земле, было принято мной еще в первые годы моего священнослужения. Основной материал собирался по разрозненным статьям и монографиям, архивам и газетным публикациям в 50 – 60-е гг. Однако призыв к епископскому служению, заботы, связанные с управлением Таллиннской епархией и несением целого ряда ответственных общецерковных послушаний, на многие годы приостановили мою работу. Но все это время в душе я сознавал необходимость такой книги, сознавал и свою обязанность, свой долг перед эстонской землей, на которой Господь судил мне родиться, где я нес сначала пастырское, а затем и архипастырское служение. К 1984 г. заметки и предварительные записи были мною систематизированы и часть исследования, охватывающая период от первых упоминаний о православии на эстонских землях вплоть до революционных событий 1917 г., была представлена на суд Ученого Совета Санкт-Петербургской (тогда – Ленинградской) Духовной Академии. 12 апреля 1984 г. решением Ученого Совета ЛДА мне была присвоена степень доктора церковной истории. И вновь последовавшее вскоре назначение меня митрополитом Ленинградским и Новгородским (1986г.), а затем спустя четыре года – избрание Патриархом Московским и всея Руси прервали на время мои исторические занятия. Но прошло уже почти пятнадцать лет, а история православия в Эстонии в двадцатом столетии так и не была написана. И многое из того, что было отчетливо ясно нам, участникам церковной жизни в Эстонии в 50 – 60-е гг., нам, которые лично знали многих деятелей Церкви в прибалтийских епархиях в 30 – 40-е гг., для сегодняшних церковнослужителей и мирян Эстонии уже не столь очевидно. Тем более что в последние годы предпринимаются беспрецедентные попытки переписать и перетолковать реальную историю. И потому, сознавая незавершенность собственного труда и откликаясь на настойчивое предложение Церковно-научного центра Русской Православной Церкви «Православная энциклопедия», я продолжил свое исследование.
Предлагаемый вниманию читателя труд включает исторический обзор церковной жизни в Прибалтике вплоть до поставления на Таллиннскую кафедру епископа Корнилия (Якобса), т.е. до 1992 г. Текст докторской диссертации мною переработан, часть сведений уточнена в связи с новыми исследованиями и открытиями. Конечно, события последнего десятилетия, когда возникшие еще в 20-е гг. раскольнические настроения вновь овладели душами некоторых эстонских священнослужителей, а с их помощью охватили и часть эстонской православной паствы, не могут не вызывать во мне, почти сорок лет служившем укреплению Православия в Эстонской Церкви, и боли, и глубочайшего сожаления.
Но эти события, при всей их важности и для церковной истории вообще, и для меня лично, все же выходят за рамки моего исследования, ибо, во-первых, происходили и происходят уже без моего личного участия, в условиях широкой автономии Эстонской Православной Церкви, а во-вторых, новейшая история православия в Эстонии до сих пор остается полем деятельности администраторов и публицистов, а не специалистов-историков.
История же может с полной уверенностью засвидетельствовать, что православие на эстонской земле и по своему рождению, и по своему бытию неразрывно связано с Россией, с Русской Православной Церковью и эта связь крепче и надежнее всех современных политических конъюнктур.
7 (25) ноября 1998 г.
Димитриевская родительская суббота
 
Назад
На первую страницу
Вперед