ГРЕХ КОЛДОВСТВА
В книге Деяний Апостольских мы встречаем повествование о том, как в результате проповеди ап. Павла многие жители г. Эфеса, занимавшиеся чародейством, собрали и сожгли свои руководства по колдовству. Это стало знаком их обращения к Богу. Стоимость уничтожаемых книг была очень велика, но ничто не могло остановить открывших свои сердца Евангелию. Они поняли, что занятия чародейством, иначе говоря колдовством, магией, не совместимы с заповедями Божиими. Почему? Чем страшен грех колдовства?
После грехопадения, все более и более теряя знание о Едином Истинном Боге, люди уклонились в язычество, поклоняясь вместо одного Единого множеству антропоморфных богов. Такие боги были доступнее, понятнее человеку – они не слишком гневались за прегрешения, с ними можно было договориться, обмануть, на них можно было даже «нажать» с целью получения желаемых результатов.
Понятие «божества» исказилось и человек стал требователен к богам. Спроецировав образ отношений между людьми на мир богов, люди предположили, что есть некоторые действия-ритуалы, которые обязательно, уже в силу правильного их совершения, вызовут определенные движения в мире духов, что в свою очередь повлечет изменения в мире материальном. Надо было только правильно определить эти ритуалы – установить их точное соответствие желаемому результату. Так появилась магическая практика, присущая в той или иной форме языческим религиям и доныне.
В Ветхом Завете закон Моисеев запрещает доверять колдовским «знамениям» и «чудесам». Какова их природа? Имеют ли какую-нибудь реальную силу магические чары?
Согласно учению Церкви, колдун входит в контакт с падшими духами, бесами – он пытается воздействовать на них, чтобы с их помощью произвести какое-нибудь действие, но на самом деле, он сам становится орудием бесов. Таким образом, чтобы узнать, что может, а чего не может колдун, нам надо ясно определить возможности падших духов – раб не может обладать большей властью, чем его хозяин.
Мы знаем, что диавол и его слуги не властны над волей человека – согласно учению св. Отцов, они могут лишь попытаться обмануть его, обольстить, но ни в коем случае не заставить действовать по своему хотению. Только нераскаянный грешник доступен диаволу и то только потому, что воля такого человека уже склонилась к греху. Обманутый мнимой неизбежностью греха, он сдался сам, и теперь воля его последует воле бесовской. Подобно сему и колдун отдает свою волю в послушание диаволу и отныне все его действия есть действия бесов. Обманываемый ими, колдун все более и более уверяется в своем «могуществе» и начинает принимать желаемое за действительное. Бесы, открывая те или иные предстоящие события, сплетают вокруг него сеть самообмана – внушают, что его колдовство действенно. У колдуна появляется уверенность в собственных силах, появляется запас примеров «удачного» колдовства. Люди слабой веры, ищущие знамений и чудес, соблазняются этими «чудесами», начинают доверять ему. Так через грех недоверия Богу, посредством колдуна, люди подпадают власти темных сил – они сами открыли свои души диаволу через грех.
А может ли чародей принести вред стороннему человеку, т.е. «заколдовать» кого-нибудь, овладеть волей человека без его ведома, навести т.н. порчу или сглаз? Мы уже знаем, что хозяева колдуна, бесы, не обладают такой властью, а значит и колдун лишен ее. Слово Божие подтверждает нашу уверенность – везде, где чародейство упоминается как тяжкий грех, ни слова не говорится о том, что оно может навредить кому-либо кроме самого колдуна. Даже на страницах Ветхого Завета нет примеров власти магов и языческих жрецов над Израилем. В Новом же Завете ясно звучат слова ап. Павла: «идол в мире ничто» (1 Кор. 8, 4). Если даже идол, по учению Отцов, – «вместилище злого духа» – ничто, то что значат «наговоренные» вещи и приворотные зелья?
Итак, Писание не дает нам оснований боятся колдовских чар. Теперь обратимся к свидетельству Св. Предания: ни один Вселенский Собор не зафиксировал в своих вероучительных определениях наличие какой-либо угрозы со стороны колдунов, кроме возможности обыкновенного отравления их сомнительными снадобьями. Да, падшие духи получают власть над душами сознательно к ним обращающихся, но если предположить, что по просьбе колдуна падшие духи могут контролировать жизнь и поведение христианина, заставить его поступать против своей воли, или причинить ему болезнь, то возникает вопрос: в чем же смысл нашего Искупления от рабства диаволу, если любой колдун может нас в него вернуть без нашего произволения? И как же немощен должен быть в этом случае Бог, который не может защитить нас от этой напасти?! Воистину хулят Бога те, кто признают такую власть за колдунами!
В творениях Святых Отцов мы также не встречаем предупреждений об опасности действия колдовских чар. Отцы призывают избегать участия в колдовских обрядах, но не более того. Как говорит нам прп. Антоний Великий: «Где знамение крестное, там изнемогает чародейство, бездейственно волшебство… Даже над свиньями не имеет диавол власти. Ибо, как написано в Евангелии, демоны просили Господа, говоря: «Повели нам идти в свиней» (Мф. 8, 31). Если же не имеют власти над свиньями, то тем более не имеют над человеком, созданным по образу Божию». Если уж демону не дана такая власть, то откуда она у колдуна? О том же писал и преподобный Макарий Оптинский: «Когда с человеком беда случится, он не переносит ее с терпением, а на других злобствует. Кто много думает о колдовстве, то и в правду от своей думы при попущении Божием беду может получить. Поверит человек, что на него колдун болезнь наслал, начнет беспокоиться, скучать и заболеет. Для истинного христианина не страшны наговоры, порчи, потому что не дано от Бога власти колдунам и ворожеям. Нужно во всем предаваться в волю Божию, а не бояться колдунов».
Действительно, человек причину своих страданий ищет не в своих грехах, а в злоумышлении ближних. Найдя врага, человек забывает свои грехи и через это все более подпадает власти диавола, то есть оказывается в настоящей беде, винить в которой он может только самого себя. Не колдун губит человека, а нераскаянность.
Может быть в церковных обрядах есть свидетельства в пользу действенности колдовства? Снова нет: не существует ни одного чинопоследования или молитвы в которых бы мы просили защиты от колдуна – Требник, книга молитв на все случаи жизни, не знает такого прецедента. Церковь может помолиться лишь об избавлении человека от злого духа, овладевшего им по его собственным грехам. А коль скоро Церковь не просит защиты от магических чар, так м.б. и опасности они не представляют?
Итак, Священное Писание и Предание единодушны в отрицании действенности колдовства – колдун не может принести вред никому кроме самого себя и своих адептов. А может ли он принести пользу? Этот вопрос весьма актуален, ибо в потоке рекламы на нас обрушиваются предложения всевозможных знахарей, целителей, белых и прочих магов снять сглаз и порчу, изменить судьбу, избавить от всевозможных греховных привычек и вообще сделать нашу жизнь несравненно счастливее.
Надо заметить, что механизм попыток воздействия на человека остается прежним – меняется лишь цель: колдун пытается произвести некий положительный результат теми же отрицательными методами, через тех же самых падших духов. Могут ли они сделать что доброе? Нет, ибо это противоречит самой их природе, как говорит Писание: «не может дерево худое приносить плоды добрые» (Мф. 7, 18). А может есть «добрые» духи, по повелению колдуна производящие добрые дела? Есть Ангелы, повинующиеся только Богу, есть бесы, Богу противоборствующие. «Свободных» добрых духов, из альтруистических соображений готовых подчиниться колдуну, не существует и нам приходится исключить эту возможность.
Итак, любой колдун, какие бы благие цели он не преследовал, взаимодействует только с падшими духами, а следовательно любые его действия, независимо от цели, принесут только вред. Человек, обращающийся к колдуну ради достижения «благих» целей, грешит также, как и прибегающий к его помощи в недобром деле. Такой человек, во-первых, свидетельствует о своем маловерии, ибо, обращаясь к колдуну, ясно обнаруживает сомнение в Божием всемогуществе, а во-вторых, обнаруживает свою гордыню, несогласие с Божиим промышлением о самом себе или своих близких.
Наконец, опасность соблазна здесь еще более велика, ибо цель, внешне благая, мешает увидеть пагубность средств ее достижения. Этой маскировке содействует и православный антураж, окружающий многих целительниц: кресты, иконы, красивые слова о Боге, внешне вполне церковный образ жизни. Подобная ситуация знакома многим из нас: человек покупает поддельный и некачественный товар на котором пришиты этикетки уважаемой и добросовестной фирмы – в случае чего, все неприятности выпадут на ее долю, а фальсификатор останется в тени. Так и здесь: удастся удовлетворить запрос клиента – хорошо, а не получится – негативное отношение достанется Церкви, в тени которой пытается действовать колдун.
Итак, может ли колдун принести пользу? Не может – он бессилен оказать какое-либо реальное воздействие на происходящее в мире. Обманываемый и обманывающий, он изменяет только свою участь – изменяет к худшему, в ослеплении забывая о том, что «участь чародеев в озере огненном» (Откр. 21, 8). Не ненависти и боязни, а искренней жалости достоин такой человек.
Надо сказать, что колдовство приходит в Церковь и другим путем, когда суть жизни в Церкви человек полагает в пассивном противодействии нечистой силе, а не в уникальной возможности совершить покаяние, с Божией помощью искоренить грех в себе и приобщиться Христу. Таких людей много – их нетрудно узнать. Они приходят в храм как в аптеку, чтобы получить какое-нибудь новое средство: св. воду для кропления конфликтной соседки, за ладаном для улучшения внутрисемейных отношений, за поясом со словами 90-го псалма, который должен автоматически уберечь от недоброжелательства бабы Мани, известной всему району колдуньи. Это тоже вера в колдовство, в его действенность. Такие люди не помнят о том, что нас оберегает сам Бог по нашей вере; не помнят, что спасает не псалом, который диавол совершенно спокойно цитировал, искушая Христа в пустыне, а вера, что Бог исполнит то, о чем в псалме говорится, т.е. защитит вверивших Ему свои жизни.
Спасает и оберегает нас Бог – это нам необходимо помнить и никогда не приписывать освящающей и оберегающей силы никому и ничему кроме Бога, Подателя жизни и Хранителя всего существующего. Если мы будем так поступать, то уподобимся эфесским христианам, благоразумно оставившим служение творению вместо Творца, и будем служить благому премудрому Богу, а не множеству своих страстей и греховных пожеланий, удовлетворить которые нам не поможет никакая магия.
Диакон Алексий Колосов

 
Назад
На первую страницу
Вперед