21 мая – память апостола и  евангелиста Иоанна Богослова
«Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем» (1 Ин. 4, 16)
Сегодня Святая Православная Церковь благоговейно совершает память одного из самых близких и самых верных учеников и последователей Господа нашего Иисуса Христа – святого славного и всехвального апостола и евангелиста Иоанна Богослова.
Не многих нарекла Святая Церковь своими богословами. Кроме апостола Иоанна, она соединила это наименование с именами лишь двух угодников Божиих – с именем великого вселенского учителя и святителя Григория, архиепископа Константинопольского, председателя Второго Вселенского Собора, и с именем дивного духоносного подвижника конца X – начала XI века – преподобного Симеона.
Слово «богословие» не однозначно. Оно употребляется в различных смыслах. Богословием мы называем, например, некоторые изучаемые в нашей школе (в духовной академии и семинарии – прим. ред.) дисциплины: Основное богословие, Догматическое богословие, Нравственное и другие. При этом мы пользуемся трудами видных ученых-богословов, тружеников, достойных уважения, имена которых золотыми буквами вписаны в летопись нашей отечественной и мировой богословской науки.
Но это высококвалифицированное, с чисто научной точки зрения, ученое «дипломированное» богословие, несмотря на всю его важность и оснащенность научными средствами, не есть, однако, нечто самодовлеющее. Оно имеет свои истоки, свои корни в богословии святоотеческом, которое выражено в догматических определениях святых Вселенских Соборов, в единодушно исповедуемых Отцами истинах веры, в богослужебном творчестве Церкви. Это богословие, составляющее важнейшую часть живого потока Священного Церковного Предания, имеет несравненно более высокую ценность. Оно заключает в себе подлинно церковное понимание Божественного Откровения и отклик на него богопросвещенного разума и очищенного благодатию Духа Святого сердца великих подвижников веры, богомудрых пастырей и учителей Церкви.
Поэтому каждый, кто хочет стать настоящим православным богословом, отнюдь не пренебрегая данными науки и богатым опытом ученых богословов, будет все же, в первую очередь, следовать мудрому совету святителя Кирилла, архиепископа Александрийского, который говорит: «Самым правильным делом нашим будет то, если мы, обратившись к словам святых отцов, постараемся принять их за главное руководство и, испытывая самих себя: в вере ли мы, наши собственные рассуждения будем сколько возможно тщательнее сверять с их верными и непорочными мыслями».
Но и сами святые отцы, эти вернейшие хранители Священного Предания, с величайшим вниманием и усердием приникали к источникам еще более высокого богодухновенного апостольского богословия, которое есть не творчество человека, хотя бы и богопросвещенного, но воистину живое и действенное слово Божие (Евр. 4, 12), хотя и выраженное в наших человеческих словах и понятиях.
Одним из дивных образцов этого наивысшего, апостольского богословия являются те священные книги, которые написаны великим апостолом любви – святым евангелистом Иоанном Богословом.
Невозможно в кратком слове не только раскрыть всю глубину его учения о Боге, о мире, о цели нашего существования, но и сделать сколько-нибудь достаточный по полноте обзор его священного богословия. И потому, не дерзая на это, напомню лишь о немногом.
Святой апостол Иоанн возвещает нам, что «Бог есть любовь» (1 Ин. 4, 8, 16) и что «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16).
Святой апостол Иоанн учит нас, что мы, любя мир, как дело рук Божиих, любя людей, как носителей образа Божия, всегда должны помнить и о том, что некогда прекрасный, первозданный, чистый и осиянный славой Божией мир, ныне, после грехопадения, лежит во зле (1 Ин. 5, 19).
У человека, преданного греху, нередко главное содержание его жизни составляют постыдные удовольствия, неудержимое стремление к стяжательству, к приобретению все новых и новых тленных сокровищ мира, а также эгоизм и тщеславие. Апостол напоминает нам, что все это, то есть «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца» (1 Ин. 2, 16).
Впрочем, как свидетельствует об этом апостол Иоанн, Господь сказал о Себе: «Я пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин. 12, 47). Если же так говорит о Себе чистый и безгрешный Господь, то может ли, смеет ли осуждать другого человека, даже пребывающего во грехе, христианин, который сам отнюдь не безгрешен? Ведь мы, как учит нас апостол, «если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Ин. 1, 8).
Зная о греховном состоянии мира и памятуя о собственной нашей греховности, мы должны прежде всего сами стремиться к очищению своей души через покаяние. «Если исповедуем грехи наши, то Господь, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин. 1, 9).
Мы должны также уметь ясно отличать самый грех как преступление против нравственного закона, как путь к смерти духовной в отчуждении от Бога – от человека грешника. Ибо кроме «греха к смерти», т. е. упорного и нераскаянного служения греху, есть, по словам апостола, и «грех не к смерти» (1 Ин. 5, 16), когда человек как бы пленен грехом и при этом сам тяжко страдает от ощущения этой плененности. И апостол обращается к нам с таким увещанием: «Если кто видит брата своего, согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь» (1 Ин. 5, 16).
Христианин призван к деятельной любви и к служению ближним. «Кто говорит: «я люблю Бога» а брата своего ненавидит, тот лжец» (1 Ин. 4, 20). Не вражда и ненависть, а только любовь может делать Божие дело, служить созиданию мира между людьми, помогать людям уразуметь их назначение, избрать путь жизни с Богом, а не смерть в удалении от Него.
Любовь, о которой говорит святой апостол Иоанн, – это, конечно, не та любовь, которой часто называют обыкновенные естественные земные привязанности или случайную близость между людьми, а то и просто необузданную страсть. Нет, это – любовь Божия, чистая, святая, жертвенная, делающая человека способным свободно и радостно полагать «душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13).
Именно такая любовь создает все лучшее в человеческой жизни. Именно она созидает счастливые и Богом благословенные семейства. Именно она может сделать участником подлинно христианского миротворчества. Именно ее имеет в своем основании христиански осознанный и Церковью освященный патриотизм с его самоотверженным служением Богом дарованной Родине.
Ныне мы собрались вокруг нашего общего богодухновенного учителя – апостола, который непрестанно учил о любви, который и во дни своей глубокой старости, когда он уже не мог произносить продолжительные поучения, часто повторял любимые слова: «Дети, любите друг друга!» И когда его спрашивали, почему он так часто говорит об этом, он отвечал: «Это заповедь Господня, и если будете исполнять ее, того и довольно».
Протоиерей Ливерий ВОРОНОВ, профессор ЛДА (ЖМП. 1982. № 7)
 

 
Назад
На первую страницу
Вперед