Наш Архипастырь
19 июня мы празднуем 75-летие со дня рождения Высокопреосвященнейшего Архиепископа Таллиннского и всея Эстонии Корнилия. С глубоким почтением приветствуем и поздравляем нашего Владыку, которому Господь положил быть служителем алтаря Господня и епископом, и исповедником в завершающемся двадцатом веке от Рождества Христова. Для того, чтобы единодушно с нашим Владыкой обозреть труды его жизни, обратимся к тому Слову, которое он произнес в нашем кафедральном храме при своем рукоположении в епископский сан в сентябре 1990 года.
«В сегодняшний день, столь знаменательный для меня, – начинал тогда Владыка, – я вспоминаю слова Спасителя нашего, сказанные апостолу Петру после испытания его любви ко Господу: «когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь… иди за Мною» (Ин.21:18,19). Вот и я на склоне лет иду, к чему никогда не стремился и чего никогда не искал, только ради послушания церковному священноначалию. Но и в молодые годы Господь направлял меня по пути, которого я не хотел».
Мы понимаем, что Владыка имел в этих словах в виду именно то, что во всяком своем священном достоинстве – и будучи диаконом, и будучи священником, и теперь будучи епископом, – он смиренно принимал на себя те труды, на которые его направляла церковная воля. Но мы знаем, что одно сильное желание таинственно определило всю его жизнь. И это желание Господь возбудил в его сердце еще в самые годы детства. Это желание служения алтарю Господню.
Мы хорошо знаем, что Владыка совсем не из тех людей, которые «от первых шагов» своих ожидают благодати епископской власти. И некоторые наши священные переживания в эти годы не раз выделяли эту мысль и указывали, тем самым, на особое Божественное благословение, почившее на нашем Архипастыре.
Так, совсем недавно, в сложный момент жизни Ныммеского прихода нашей Церкви вместе с нашим Владыкой мы молились на этом приходе; и молитва эта пришлась на день памяти мученика Киприана Карфагенского. Этот святитель древности был одним из первых, которые выразили мысль о том, что «кому Церковь не мать, тому Бог не отец». И эта мысль стала одной из постоянных наших мыслей в эти годы. Но святой Киприан в трудное для Церкви время был и тем добрым пастырем, который тоже никак не стремился сделаться епископом. Он принял это высокое служение только по требованию всего церковного народа, который окружил дом святого и сказал, что выпустит из этого дома Угодника только как своего епископа. Мы знаем о том, что и наш Владыка стал нашим епископом не по своему, но по Божественному хотению...
Детство его прошло в Таллинне в благородном и добром русском семействе, которое за пять поколений своей жизни в Эстонии полюбило эту свою малую родину. Сколько себя помнит с самого детства, столько Владыка знает и эстонский язык, которому он научился в детских играх со своими сверстниками разных наций. Самые первые шаги младенческого своего учения по воле Божией он совершил у стен храма; начальная школа, куда он пошел семи лет, находилась в приходском доме Казанского храма в Таллинне. В этом храме будущий наш Владыка впервые с великим еще детским желанием сделался алтарником, а затем после многих лет, достигнув возраста, и диаконом. Уже в это первое время своей сугубо церковной жизни, движимый великим желанием служения храму, он узнал и некоторые скорби, связанные с ожиданием исполнения такого своего желания. Это были сугубо личные переживания, которые укрепляли и умудряли сердце. Тяготение к алтарю Господню не смущалось и словно не замечало того бурного мира, который уже приохотился к «свободной» от святыни жизни.
Во священный сан пресвитера Владыка был возведен пятьдесят один год тому назад, когда он уже увидел на своем жизненном пути многих очень духовно даровитых добрых христиан и церковных пастырей.
Среди этих людей был и епископ Исидор, управлявший тогда нашей Церковью в Эстонии и определивший первым местом служения нашего Владыки приход в Хаапсалу. Владыка так сказал об этом в день своей епископской хиротонии: «...когда я был призван к священническому служению и назначен рукоположившим меня Епископом Исидором в храм святой равноапостольной Марии Магдалины в городе Хаапсалу, то боясь смешанного двуязычного прихода и, ссылаясь на недостаточное знание эстонского языка, я просил другого назначения, но Архипастырь был непреклонен в своем решении. Теперь ясно, что то был Промысел Божий, ведущий меня туда, куда я не хотел. Именно там, в Хаапсалу, я узнал эстонский богослужебный язык и эстонское православие. В моей пастве оказались люди глубоко верующие, истинно православные и доброжелательно принявшие меня...»
Через несколько лет нашему Владыке, тогда еще молодому священнику, по причине болезни матушки пришлось оставить сырой климат Хаапсалу и продолжить свое служение в Вологде. Но на приходе в Хаапсалу уже совершились его трудами некоторые перемены. Наладились хорошие отношения между православными эстонцами и русскими. А главное было в том, что батюшка соединился со своей паствой узами глубокой симпатии и любви во Христе. Провожая батюшку в Вологду, прихожане обратились к нему с трогательным письмом: «Дорогой отец Вячеслав! В день Вашего последнего богослужения в нашем храме мы, прихожане Марии Магдалиненской церкви и Ваши духовные чада, приносим Вам нашу глубокую благодарность за все то хорошее, что так щедро вносили Вы в наш приход. Мы все глубоко опечалены Вашим отъездом, но не останавливаясь на наших личных переживаниях, мы все как один человек желаем Вам и матушке, которая своим пением так украшала церковные богослужения, всего хорошего. Мы уверены, что Вы там так же, как и здесь найдете дорогу в сердца Ваших новых духовных чад. И вот теперь, когда Господь выводит Вас на новый, более широкий жизненный путь, не забудьте Ваш первый скромный приход и нас, всегда сердечно расположенных и любивших Вас...»
Всего три года прошло в жизни нашего Владыки на его первом приходе. И этот сохранившийся документ говорит о том, наверно, как с самых первых времен своего служения священником наш Владыка умел следовать в общении с обыкновенными людьми призываниям любви Христовой.
В своей речи перед принятием архиерейского сана он сказал о том, что все познанное с тех ранних времен «будет мне необходимо» и продолжал: «Затем мне пришлось служить в Вологодской епархии, когда-то центре монашеской жизни, северной Фиваиде. Многим обогатив свой духовный опыт, ближе узнав монашество, готовился я вернуться на Родину, в Эстонию».
Отец Вячеслав встретился в Вологодской земле и со многими духовно даровитыми людьми-мирянами и духовенством и увидел почти всеобщее стремление простого населения к духовному рождению в таинстве крещения.
Отец Вячеслав много путешествовал с пастырскими трудами по Вологодской земле. И однажды, когда он уже подумывал о возвращении в Эстонию: «пришли ко мне ночью и повели, куда я не хотел. Три с половиной года пришлось мне провести вдали от родных и близких, без храма и паствы, среди чужих и чуждых людей. Но именно там, в Саровских местах, вплотную соприкоснулся я с человеческим горем, понял, что такое несчастье, увидел такие проявления внутреннего мира человека, с которыми не встречался на свободе».
При жизни нашего Владыки в нашем Отечестве миллионы людей узнали великое горе. По-своему открылось это переживание человеческого сердца и нашему Владыке – Господь призвал его страдать за веру Христову от той человеческой власти, которая почему-то видела в служителях Божиих своих врагов. Спустя много лет, в 1988 году Владыка был реабилитирован по причине отсутствия в его жизни состава преступления против общества. Мы понимаем, что Владыке пришлось пройти своим, предназначенным ему, путем исповедничества. Он сделался одним из, может быть, миллионов людей, которые «прошли по пятьдесят восьмой статье». И в далеких мордовских лагерях, в земле подвигов преподобного Серафима Саровского, отец Вячеслав оставался искренним христианином. Он стремился трудиться, хранил в своем сердце веру и преданность Церкви.
После освобождения, в течении тридцати лет до самого своего поставления во епископа Таллиннского, Владыка служил в Нымме настоятелем Иоанно-Предтеченского прихода. В своем Слове перед архиерейской хиротонией он сказал об этом времени кратко: «Несколько слов о последнем, достаточно длинном периоде моего пастырского служения. Бывали сложности и несчастья, четырежды поджигали храм. Но, что удивительно, среди людей, окружавших меня бывали трудные, но не было плохих; за что я глубоко благодарен своим соработникам и прихожанам Ныммеской церкви».
Это служение на приходе в Нымме прошло на виду у теперешнего поколения нашего церковного народа. Мы многие знали тогда отца Вячеслава, который теперь с именем Корнилий совершает свое архиерейское служение Предстоятеля нашей Церкви в Эстонии. У каждого из нас свои добрые воспоминания о том недавнем времени. Об одном нельзя не сказать особо, а именно о том, что Владыка в те годы продолжал составление Летописи своего прихода, начатой еще отцом Христофором, первым настоятелем нового тогда храма, специально построенного на пожертвования прихожан. Отец Христофор служил на этом приходе 37 лет, а Владыка 30. Всего эта Летопись имеет пять толстых томов машинописного и рукописного текста, со множеством уникальных фотографий. Эта Летопись является настоящим богословским трудом, говорящим о духовной истории известного в Эстонии и за ее пределами многолюдного прихода. Это вместилище человеческого церковного и пастырского опыта.
Владыка Корнилий говорил в день своего архиерейского рукоположения: «Было в моей жизни много незабываемо светлого. В первую очередь мои духовные руководители и наставники: смиренный бессребренник Архиепископ Павел, богослов и мудрый творец молитвы Иисусовой Епископ Исидор и два скромных Таллиннских пастыря, последовательно бывших моими духовниками и обладавших особым даром пастырской сострадательной любви – отец Михаил Ридигер, родитель Святейшего Патриарха, и отец Валерий Поведский. В трудные минуты жизни передо мной всегда возникает их светлый облик, приносящий успокоение в мою душу. Но наставники ушли в мир иной. И я верю, получив награды за свое служение Богу, молятся за свою земную паству и за меня, грешного».
Владыка был собеседником и другом дорогого всем нам недавно ушедшего от нас ко Господу отца Владимира Залипского. Мы соединяем в наших мыслях их воедино как любимых нами архипастыря и пастыря. Отец Владимир был свидетелем первых особенно трудных лет архиерейского служения нашего Владыки; мы знаем, что он был ему очень дорог и как один из немногих друзей его детства, посвятивших свою жизнь служению Богу.
В день своего архиерейского рукоположения, обращаясь особо к Святейшему Патриарху, Которого Владыка тоже знал с детства, он сказал: «Что ожидает меня на пути служения Церкви Христовой в архиерейском достоинстве? Нет опыта, ново все, огромная ответственность перед Богом, церковным священноначалием, пастырями и пасомыми... Но да послужат мне твердой опорой слова Вашего Святейшества, которыми Вы ответили на поздравление Епархиального Совета с избранием Вас, Святейший Владыка, на Патриарший престол: «Если когда-либо в чем будет нужда, – всегда обращайтесь ко мне». С чувством глубокого осознания всех своих слабостей и немощей я стою перед Вами, Ваше Святейшество, Святейший Владыка, и перед Вами, Святители Христовы и твердо знаю, что сила Божия «в немощи совершается». А посему, исповедовав свои немощи и силу Господню, проявляющуюся на протяжении всей моей жизни, я дерзаю сказать: «благодарю, приемлю и нимало вопреки глаголю».
Так, по благословению Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода, в послушании церковному священноначалию, начиная с сентября 1990 года, наш Архипастырь управляет Православной Церковью в Эстонии.
Господь даровал нам его как имеющего ту любовь, тот духовный опыт, тот авторитет, которые принесут нашей Церкви в Эстонии многие и благие лета. Мы надеемся, что уже прожитые Владыкой годы и радость совершенного им в его жизни священного служения соединятся с той Божественной силой, которая никогда не отнимется от Церкви.
Священник Леонтий Морозкин
 

 
Назад
На первую страницу
Вперед